Здравствуйте, люди и нелюди

Здравствуйте все, кого знаю (дальше можете не читать)) и кого не знаю (это вот как раз для вас пост).
Поскольку меня периодически добавляют в друзья совершенно незнакомые мне люди, я решила, что время для верхнего поста пришло.
Collapse )
ЗЗЫ Это читается "Овцежаба".

Империя. 2.9. Договоры

Дом лорда Сед-вира заметно изменился с тех пор, как Латмер последний раз был здесь. Всё, от плит пола до лепных узоров на стенах под самым потолком, было вычищено до блеска. Не хватало только объявления о продаже дома.
Пожалованный лорд выглядел так же, как его жилище: идеально чистым и неживым. Должно быть, таким способом Сед-вира цеплялся за жизнь, не давая себе скатиться в другую крайность.
Услышав о целях путешествия, лорд оживился, в его глазах появился интерес.
– Официальный предлог есть? – уточнил Сед-вира, дослушав Латмера.
– Признаться, пока нет.
– Ну, это мелочи. Я всё-таки картограф, могу, скажем, уточнять смещение границ провинций.
– Отлично.
– Я поеду через Терс, что-нибудь передать вашим родным?
Collapse )

И ещё чуть-чуть

А ещё сегодня уехали овцы Ночка и Кремелла (в памперсах), а взамен приехали коза Снежка (в памперсе) и две крольчихи (без памперсов)).
Ночка почему-то решила, что жизнь закончилась, и рванула от Хельги через весь участок, в обход загона, в огород. Загон Ночку интересовал, но – о ужас! – оказался заперт. Что делать? Бежать! Хельга поскакала следом. Под старой вишней, у забора осеменатора Веры Ночка завязла в сугробе. Хельга подгребла к ней и тоже завязла. Потом Хельга ухватила овцу за что попало и поволокла на спине обратно. Раздвигая снега, как ледокол "Ленин" льды, Хельга прокладывала за собой мощную тропу Ночкой. Ночка смирилась с неминучей гибелью и не дёргалась. В итоге памперсы был надеты, овцы упакованы. Кремелла вообще сочла всё происходящее прикольным приключением, а в машине увлечённо смотрела в окно.
Коза в памперсе:
Collapse )

О жизни

Я тут последнее время была вообще чуть тёплая, не могла толком ничего сделать, даже внятный пост написать. Теперь дожила до выходного и пишу.

У нас большие перемены. Среди скотины, я имею в виду. Свинья Бе уехала в другое хозяйство. Возможно, эту сволочь даже будут там любить. Без неё стало тише и спокойнее. К нам приехала коза Сара с двумя козлятами. Сын её, а дочка – приёмная. Козочку назвали Капучинка за расцветку. Она боится всех, пока она на полу, и все возвышаются. Если поймать её и взять на руки, Капучинка сразу успокаивается и лезет целоваться и искать молоко. Пацан любит встать в горделивую позу, задрать нос и с достоинством смотреть вдаль. Хельга считает, что его нужно назвать Сэр. Я считаю, что его нужно назвать Петька в честь Медного Всадника. К нам приехали индоутки. Три утки и селезень, как часто говорят утковладельцы – утАк. Живут с оставшимися курами и петухом. Саймон загнал их в угол и следит, чтобы они не покидали территорию гетто. Утки на всякий случай не спорят. Когда они едят, они издают очаровательные звуки вроде «урррр», если сказать это через воду. Получается тихо и нежно. Ещё у нас теперь есть телёнок с местной колхозной фермы, купленный за свои кровные. Назвали Леля. Растим.

Collapse )

Империя. 2.8. Попытка

Синта бессмысленно переложил бумаги с одного угла на другой, посмотрел на получившуюся композицию и вернул стопку записей назад. Латмер не вмешивался, привык к тому, что император так думает.
– Дяди третий день не видно, – задумчиво сказал Синта. – Не знаешь, куда он делся?
– Не знаю, – с удовольствием ответил Латмер. – Полагаю, его изрядно заел Иалон. После того, как я заел казначея.
– Казначей тебя боится, – нараспев сказал Синта, мысли его явно были далеко от обсуждаемой темы.
– Я такой страшный?
– Ты называешь его «господин казначей».
– А как надо?
– Надо «лорд казначей».
– Ах ты…
– А он думает, что ты так показываешь свою силу.
Латмер усмехнулся: вот уж воистину, каждый понимает всё по-своему.
Collapse )

Империя. 2.7. Скоро грянет буря

Латмер изо всех сил пытался подавить зевоту. Синта спал на троне с открытыми глазами. Четвёртый день шёл дождь, убаюкивал до ватных пауз, до мерного покачивания стоящих в заднем ряду. У Иалона был чрезвычайно кислый вид. С общей сонливостью жрец ничего не мог поделать. Похоже, он и сам не чувствовал привычной бодрости.
Огненный был одним из немногих, кто не пытался ни к чему прислониться, стоял ровно и спокойно, мягко улыбался в пространство. Кузнец так и не появился, хотя его приглашали. Никакого интереса к официальному знакомству с императором Великий маг не проявил и показываться придворным отказался наотрез.
Латмер переступил с ноги на ногу и сильно ущипнул себя за запястье. Перестарался, кожа ныла, обещая изрядный синяк. Надо ложиться раньше. И Синту заставлять.
Проще всех поступил герцог Неленский – он не пришёл. Императрица мать бессмысленно хлопала глазами, но вид имела крайне довольный, что вызывало подозрения. Латмер обежал взглядом малый тронный зал. Никого, похожего на гипотетическую невесту императора, на приёме не присутствовало. Ну, и на том спасибо.
Collapse )

Империя. 2.6. Земля

Утро, к сожалению, наступило. Или нет, уже день. Латмер застонал и попытался открыть глаза. Голова раскалывалась. Во рту было сухо и гадостно.
Второй день года подкрался светом, раздражающим даже сквозь шторы – Финор ведь задёрнул шторы, правильно?
Шторы были задёрнуты, но весеннее солнце пробивалось сквозь плотную ткань.
Латмер медленно провёл ладонью по лицу. Лицо казалось чужим. Опухшая небритая физиономия. Грет прибьёт. Будет совершенно прав.
Подавив ещё один стон, герцог сполз с кровати и побрёл к зеркалу. Из стекла на него смотрел жуткий, сильно пьющий тип неопределённого возраста. Волосы торчали дыбом во все стороны слипшимися прядками, под глазами вольно расположились тёмные пятна неясной формы, в глазах плавала болотная муть, рот перекосился, даже уши казались кривыми. Показывать это людям было стыдно. Даже верному Финору.
Приходилось признать честно – пить Латмер не умел.
Collapse )

Империя. 2.5. Источник иссякает

Латмер запыхался. Второй час Валер сохранял вид человека, отгоняющего мечом мух. Молодому герцогу при этом требовались все силы, чтобы не пропускать ленивые выпады капитана гвардии.
– Может, хватит? – Валер сделал шаг в сторону и опустил меч.
– Да… – выдохнул Латмер, вытирая лицо рукавом. – Мечник из меня не получится. Тебе действительно так скучно?
– Нет, – Валер бросил меч в ножны. Это вид, маска. Ты тоже можешь прицепить её на лицо. На самом деле, в последнее время разминки с тобой стали требовать усилий.
Латмер подвигал уставшими плечами.
– Тогда продолжим?
Валер усмехнулся и лёгким движением выхватил меч.
Рыжий забегал вокруг них со звонким лаем.
Collapse )

Немного о жизни

Масленица. Народ отмечает. Некоторые прямо на работе, но это единичные случаи. Девчонки заманивают на блины Катю. Возможно, заманят. У нас тут не как в Америке, вместе празднуем Рождество, вместе празднуем Курбан-Байрам. А чего стесняться, праздники же.

Молодой тракторист, который вывозит говнотелеги, поставил телегу на ночь мне в кормовой проход и свернул на фиг подвижную часть молокопровода. Система работает, но хреново. Дядя Толя орал, что убьёт этого студента на хуй, дождётся его после дойки завтра и заставит чинить и что-то ещё в том же духе. Наверное, дождётся. Убьёт вряд ли.

Шпулька доится без верёвки и (ттт) крови, но молока стало как-то очень мало. Может быть, это потому, что вчера обеденной дойки не было: сдох мотор, мужикам пришлось ездить за запчастями, и всё это оказалось ужасно долго. Новотельных распёрло, они вечером кричали. Хорошо, что я вчера была выходная, а то мне всегда в таких случаях неловко перед коровами.

Хельга пришла в сарай кормить поросят, по случаю чего Зюка решила нанести ответный визит в свинариум. Через загородку, как свинюшки к ней лазают. Хорошо, что она уже приучается к верёвке и привязана, а то мы бы задолбались её доставать.

Зюке скучно, она играет в игру «развлеки себя сам». Преимущественно языком. Дотянулась до потолочного светильника, сковырнула рогом плафон. Языком отвинтила с лампочки защитный колпачок, потом выкрутила светодиод из патрона. Хельга ругается: «Тринадцать месяцев бабе! Уже осеменатора познала! А лижет всё, как ребёнок!».

Завтра у нас хороший день, насыщенный. Но об этом я лучше завтра напишу или послезавтра. По итогам.